Про патологическую любовь

Частенько в разговорах и обсуждениях знакомых и друзей звучат рассказы про девушку или парня (мужчину или женщину), которые завязли в отношениях с противоположенным полом.

Они так влюблены, что не могут оторваться от своего партнера. Ну, до того они к нему прилипли, что партнер уже начинает предпринимать меры по избеганию навязчивого влюбленного.

Партнер может и унижать и оскорблять, а те все равно самоотверженно любят, страдают, везде за ним /ней бегают и просто жить без этого не могут.

Отношение к этому разное.

Кто за  влюбленного, тот конечно его жалеет, мол бедненький или бедненькая, так любить, а в ответ ничего. Кто за партнера, тот естественно считает, что этот влюбленный маньяк и придурок. Ему или ей сто раз сказали и указали, что все кончено ( или даже не начиналось), а все та же песня.

Вообще, конечно это проблема, если человек не может переключиться или простроить какие-то нормальные взаимоотношения, а продолжает преследовать того, кому он уже не мил.

Это не только проблема, но еще и патология – патологическая любовь, про которую недавно бразильские ученые накропали статью в CNS spectrum.

Патологическая любовь характеризуется повторным и неконтролируемым поведением с  проявлением заботы и внимания к партнеру, при котором последний ощущает потерю свободы. Такое поведение становится для человека с патологическим чувством приоритетным и определяет все стороны его жизни.

Со времен античности в различных областях знаний ведется дискуссия о том, что считать проявлением здоровой, настоящей любви, а что проявлением патологии.

В «Пире» Платон описывает настоящую любовь, как чувство свободы, призывающее человека «разделить пир», а так же выделяет любовь собственническую, когда один влюбленный нуждается в другом и преследует его.

Современные авторы предполагают, что патологическая любовь может возникнуть как первично у человека психически здорового, но имеющего низкую самооценку.

Чувство собственной отверженности и гнева, так и могут быть связаны с психическими заболеваниями, особенно депрессией, тревожными расстройствами и обсессивно-компульсивным расстройством.

Если патологическая любовь связана с психическими расстройствами, то первоначальные чувства в начале отношений могут приводить к облегчению тревожной и депрессивной симптоматики.

Любые нарушения в отношениях, даже самые незначительные ведут к возвращению, и даже усилению симптомов депрессии и тревоги, что компенсируется поведением повышенной заботы о любимом, как способу вернуть его расположение.

Американская психиатрическая ассоциация в 1994 году выделила следующие критерии патологической любви:

  1. Признаки и симптомы «отмены» (своего рода ломка). Когда партнер недосягаем, физически или эмоционально, или угрожает уходом, может возникать бессонница, сердцебиение, мышечное напряжение, тревога, плаксивость и т.п..
  2. Забота о партнере значительно превышает его потребности.
  3. Потеря контроля над своим поведением – часто  больные сами хотят прекратить чрезмерную заботу, но не могут с собой справится.
  4. Много времени проводится за контролем деятельности партнера (куда пошел, с кем говорил, когда вернулся с работы и т.п.) Много энергии и времени уходит на то, чтобы этот контроль поддерживать, что приводит к перемене социальных условий и привычек. « Патологические любовники» начинают жить интересами и хобби партнера, свои же интересы отодвигаются на задний план.
  5.  Поддержание патологических отношений, даже если это влечет за собой серьезные проблемы на работе, в семье и в кругу друзей.

Ли определил 6 основных стилей любви: Эрос (страстная любовь), Людус (любовь-игра), Сторге (любовь- дружба), Мания (зависимая и собственнеческая любовь), Прагме (любовь-расчет) и Агапе (самоотверженная любовь).

Взаимоотношение стилей любви и личности в исследовании среди английских студентов, показало, что, к примеру, Мания часто характерна для эмоциональных и импульсивных личностей и не связана с самооценкой. Агапэ  так же не связано с самооценкой. А вот Эрос с самооценкой связан, но мало связан с эмоциональностью.

Исследования так же показали взаимосвязь детско-материнских взаимоотношений в раннем возрасте и развитие патологической любви во взрослом периоде. Вообще, выделяют 3 вида привязанности:

  1. Надежные – ребенок чувствует себя защищенным в процессе исследования мира, если мать находится неподалеку.
  2. Избегающие – мать избегает значительного эмоционального контакта с ребенком, не реагирует на его знаки и эмоции.
  3. Тревожно-амбивалентные – мать или другое ухаживающее лицо дает ребенку противоречивые сведенья и чувства, что вводит ребенка в состояние стресса. Он не может предсказать что ждать от матери. Например, за одно и тоже ребенок может быть один раз похвален, а другой раз наказан, в результате чего ребенок не может вынести решение, как же нужно поступать.

Последний тип наиболее характерен для дальнейшего развития в будущем патологических формы любви.

Авторы статьи Pathological love: Impulsivity, Personality, and romantic Relationship, исследовали группу лиц страдающих данным расстройством и вот что у них получилось. Люди с патологической любовью имели более квалифицированную профессию и лучшее образование.

Кроме того, они были несколько старше тех, кто таких проблем не имел. Однако, более высокий образовательный уровень обратившихся со своими проблемами в клинику, может быть связан с тем, что для этих людей были более доступна информация о наборе в группу через масс медиа.

У лиц с патологической любовью был более высок уровень импульсивности, и они развивали чаще любовные отношения по стилю Мании. Они так же показали высокий индекс поиска новизны, что так же характеризует импульсивное поведение.

Также они показали высокую чувствительность к эмоциональному отказу и вознаграждению. Это говорит о том, что эти люди значительно зависят от поведения партнера и склонны поддерживать неудовлетворяющие их отношения, из-за страха одиночества и страха быть брошенными.

Учитывая высокую степень импульсивности «патологических любовников» авторы статьи предполагают, что данное расстройство можно было бы соотнести с  расстройствами контроля над импульсами, куда кстати относится игромания (патологический гэмблинг).

Эти расстройства связаны, грубо говоря с тем, что если у человека возникло желание, он не может себя остановить. Дело не в силе воли, а в слабости регулирующих работу мозга механизмов.

Все наверное слышали, что игроку патологическому очень трудно прекратить играть. Так и тут, вся психика человека вовлечена в эти отношения, страдания и т.п. и просто плюнуть на все у человека не получится.

Он так же как игрок – выигрыш (внимание партнера) – счастье и подъем, тут же хочется еще повторения  счастья и подъема, за чем следует новая игра (преследования партнера).

Проигрыш (негативная реакция партнера) – депрессия уныния и все силы направлены на то, чтобы снова играть (преследовать партнера), чтобы  выиграть (получить положительную реакцию) и ощутить подъем и счастье.

В общем, все серьезно.

Автор: Наталья Стилсон

Click Here to Leave a Comment Below 0 comments