Жизнь «за стеклом». Эмоциональная изоляция как способ выжить

Знакомо вам ощущение, когда весь мир вокруг — как за стеклом? Об этом переживании сложно говорить, его сложно заметить. Мир вроде есть, глаза-то его видят — вот этих людей, девочку в синей юбочке или мальчика в красной шапке. А вот кто-то разговаривает, а там — выбрасывают мусор.

Но…

Я — как бы, не с ними. Я совсем отдельно. Эмоционально отдельно, я смотрю на все это — как на киноленту, и, кажется, что меня нет. Меня никто не видит и не чувствует, и я не вижу и не чувствую никого.

Откуда берется чувство собственной изоляции от мира

Если родители были не достаточно эмпатичны к своему ребенку, то ему приходится атрофировать свою чувствительность.

Как это проявляется? Например, ребеночек хочет поиграть с лопаткой, мама — просто делает вид, что не слышит его. Или говорит: возьми ведерко, оно лучше. Ребеночек доверяет маме (а еще кому?), берет ведерко. Но чувствует, что хотелось-то лопатку…

Но это чувство такое слабенькое, еле слышное, оно как будто постепенно исчезает, растворяется. И после того, как мама еще несколько раз даст ведерко вместо лопатки, яблоко вместо груши, выключит свет, вместо того, чтобы обнять — это чувство «а я хотел…» — вообще перестанет ощущаться, просто перестанет быть.

Его заменят более четкие и устойчивые структуры. Это стереотипы, вложенные мамой. Хорошо играться с ведерком. Полезно есть яблоки. Засыпать надо уметь одному.

Вот этим будет руководствоваться наш малыш.

А еще — мама может также не замечать чувств ребенка. Когда он злится, когда обижается, когда тревожится или боится. У ребенка растерянность — он не знает что делать, а она говорит: «иди, одевай штаны, не стой!».

Ребенок обиделся, у него отобрали игрушку — этот факт совсем не был учтен, как будто ничего не случилось. Обида как бы есть, слезы напрашиваются, но для мамы — ее совсем нет, и вообще слез нет, я как будто не виден…

Когда мы «невидимы» для мамы в детстве — мы перестаем ощущать себя видимыми для мира, когда взрослые. Более того. Мы сами перестаем замечать и ощущать мир.

Проявление ощущения эмоциональной изоляции во взрослом возрасте

Когда мы отучены слышать себя — годами и десятилетиями, будучи взрослыми, мы также можем отгораживаться от мира, не переживая с ним связи, веря в идею, что миру нужно что-то совсем свое, что я нужен миру только, когда отвечаю желаниям других, соответствую идеям других, полезен и удобен другим.

Что никто в мире не способен мне сострадать, сочувствовать, проявлять эмпатию. Никто не способен заметить мои потребности и уважать их. И к этому не способен и я сам.

Я лишь сам остаюсь наедине со своим тотальным и безразмерным одиночеством, которое может ощущаться как «дыра в груди», тянущее, выматывающее ощущение, не дающее дышать, не дающее провести ниточку между собой и другими, не дающее возможности почувствовать, что вокруг — не манекены, а живые люди, и что я тоже живой среди них.

Как справиться с чувством эмоциональной изоляции

Это очень сложная задача. Привыкшие жить в тотальной изоляции, даже представить себе не могут, а как может быть иначе? У них в опыте этого не было или было очень мало и так давно, что испарился эмоциональный след.

Иногда требуется несколько лет регулярной терапии, чтобы эмоционально изолированный человек, наконец-то, «разморозился», и начал верить — что он таки важен в этом мире, он не лишний. И первым, кому он способен поверить, становится его психотерапевт.

Поверить в это бывает крайне сложно. Каждый день, зеркально отгораживаясь от мира, мы подтверждаем свою привычную схему: я миру не важен, мир меня не замечает. И даже если встречаем на пути эмпатичного человека, который способен заметить, увидеть, посочувствовать, мы можем не доверять ему.

Мы можем думать, что он «прикидывается», чтобы обмануть нас и что-то получить. Нам может быть очень-очень сложно поверить в такое отношение к себе.

Как же попытаться выйти из этой привычной изоляции

1. Первое и самое главное — это заметить, что она есть.

Заметить эту жизнь «за стеклом», почувствовать эту громаднейшую нечувствительность к другим, обратить внимание на то, что «я же совсем ничего не переживаю, глядя на этого мужчину или на эту женщину, кроме неприятных ощущений в области грудной клетки или солнечного сплетения.

Такое замечание будет очень важным шагом, ведь в привычной жизни мы можем все время избегать переживания и осознавания изоляции, заполняя свою жизнь какой-то навязчивой активностью — делами, спешкой, суетой.

2. Попробовать представить, что в данный момент переживают окружающие меня люди вокруг.

Они все сейчас что-то чувствуют, ведь они все сейчас живые. Вот этот мужчина с таким угрюмым лицом? Возможно, он устал или отчаялся, возможно, зол или обижен на что-то.

А вот та женщина, с корзинкой — ее глаза бегают, как будто чего-то боятся, тревожатся. А этот маленький мальчик с таким удовольствием ест яблоко!

Такая работа поможет образовать эмоциональные «ниточки» с окружающими, начать как-то переживать связь с ними.

3. Заметить, что чувствую я рядом с этими людьми.

Какие ощущения, кроме привычного неприятного потягивания в груди? Возможно, у меня появились и другие переживания?

Возможно, я начала сочувствовать этому мужчине в его угрюмости, вспомнив, что тоже бываю довольно угрюмой, или этой женщине с ее тревогой — я ведь тоже могу тревожиться и бояться чего-то!

А этот мальчик — глядя на него, так захотелось яблочка, вспомнилось, как же в детстве было радостно лакомиться фруктами в саду у бабушки.

4. Почувствовать, изменилось ли общее состояние, после того, как я проделала эту работу.

Может быть, на какие-то полпроцента мое тело наполнилось спокойствием и теплом? А, может быть, ничего не изменилось. А, может быть, я разозлилась на что-то и таким образом ощутила в себе жизнь?

На самом деле, восстанавливать свою эмоциональную чувствительность, способность переживать себе, и сопереживать другим — одна их сложнейших задач в психотерапии.

Есть такие люди, которым не посчастливилось развить эмоциональную сферу в силу воспитания в неэмоциональных, холодных семьях, где отношения строились на некоторых функциях, которые каждый должен был выполнять, а что и кто хочет и как чувствует — во внимание не бралось.

Если ко мне не проявляли достаточно эмпатии, я просто не смогу ее проявлять к другим. Я буду закрытым и бояться мира и людей, я буду сводить свои контакты с другими к минимуму, на всякий случай, чтобы не столкнуться опять со своей болью отверженности.

Я выберу быть в одиночестве и изоляции, чтобы заново не переживать ту боль и отчаяние.

Выйти из собственной изоляции непросто, когда много лет привык там и только там находиться, непросто это заметить, непросто об этом говорить. Кажется, что так и должно быть, что это и есть — нормальная жизнь.

Но однажды (а потом еще и еще раз) попробовав новый опыт, мы можем постепенно начинать верить, что это не «приснилось», и все-таки пробовать выходить из «футляра». Постепенно, но все уверенней ощущая себя частью мира людей, важной и ценной его частью.

Автор: Елена Митина

Click Here to Leave a Comment Below 0 comments