Синдром любовной травмы

Любовь меняет людей, и не только в хорошую сторону. Вот, если бы каждая любовь была взаимной и счастливой. Чтобы там, как в сказке сказывается, люди жили долго и счастливо. Только в жизни всякое бывает.

Иногда ничего между людьми так и не происходит, а иногда после какого-то периода взаимного существования случается разрыв. И ладно если там, «прошла любовь увяли помидоры». Т.е. чувства затухали, тлели, а потом и совсем остыли.

Нередко случается все хлеще.

Вдруг, посреди безмятежного счастья, один из партнеров получает удар в спину. Его, вдруг, не хотят, не любят и не желают быть с ним рядом. А может быть бывший партнер нашел кого-то другого, кто во всех отношениях лучше.

Это как жена, после 10 лет совместной жизни, ленивым воскресным утром, намазывая масло на хлеб, как бы между делом, говорит: «Помнишь Васю Пупукина? В общем, мы решили жить вместе. Вообще мы давно встречаемся, все обдумали. Так что… извини».

Травма от таких событий может быть довольно тяжелой. Доктор Росс в 1999 году обозначил ее как «синдром любовной травмы». Это не только плохое настроение, это еще и ряд других признаков, которые делают этот состояние похожим на посттравматический стрессовый синдром.

Так у людей возникают «флэшбеки», яркие, насыщенные эмоциями картины связанные с разрывом. Они могут быть не только связаны с конкретной точкой разрыва отношений, но еще могут выглядеть как сцены счастья, с ощущением тоски и горя по тому, что это уже никогда не повториться.

Люди становятся более эмоционально отстраненными, уходят от контактов с окружающими, замыкаются. Им кажется, что никто их не понимает, никто не может облегчить им жизнь, и у них никогда уже ничего не будет.

Настроение может быть не только сниженным. Люди начинают плохо контролировать свои негативные эмоции. Это может выражаться в агрессии и аутоагрессии (агрессии направленной на себя). Они могут легко переходит на ор, оскорбления и даже физически атаковать тех, кто их раздражает.

Либо же могут от незначительной ерунды погрузиться в длительные рыдания.

Тяжесть и длительность состояния различна. Статистики особой нет, но предполагается, что мужчины больше страдают от этого в силу социальных установок. Женщина, она конечно «самавиновата», но всегда есть возможность стать «мудрее» и сослаться на злокозненность соперницы.

Мужчине психологически сложнее даже начать с этим работать, ибо отправной точкой разбора полетов будет признание, что ты, таки, оказался не на высоте и тебя бросили. И даже если предположить, что страдание обоих полов одинаковое, то женщины чаще и быстрее из него «вылезают».

С другой стороны многие женщины не склонны демонстрировать свое разбитое сердце, во-первых опасаются осуждения, во-вторых, «мудрые женщины» никогда не говорят своим мужчинам, что у них, у женщин, кто-то до нынешнего партнера был.

Даже если у дамы трое детей от первого брака, говорить о бывшем нельзя, ибо если нынешний партнер узнает, то будет ранено его мужское эго. Вот подругам за рюмкой кофе, тут да, можно рассказать все по полной.

Что касается мужчин, то есть такая категория (особенно среди них много нарциссов), которая факт своей несчастной любви использует, как оружие для поимки жертвы.

Т.е. вот так я пострадал от одной очень плохой тети, и сердце мое разбито… и некому его мне залечить… я в общем-то и не прошу ничего, но могу тебе позволить попытаться мне помочь. Только хорошо старайся!

Это так же хороший способ объяснять себе и окружающим почему в жизни выходит не так, как хочется.

По это дело быстро создается философия, согласно которой, как жертва любви и обмана, нарцисс может делать с окружающими людьми все, что хочется. Ведь он уже пострадал, пусть и другие страдают.

Конечно, подавляющее большинство не доходят до тяжелой клинической картины. Но «вялотекущий» вариант своего любовного посттравматического синдрома некоторые могут тащить через жизнь довольно долго.

После тяжело пережитого разрыва люди могут становиться менее эмоционально вовлеченными, труднее строят отношения. Чаще занимают позицию, когда либо им должны доказывать, что их любят по-настоящему, либо они сами должны это доказывать.

Общее качество отношений их не устраивает, они кажутся ими бледными, ненастоящими. Партнер им становится подозрителен, не врет ли он, а действительно ли он любит, действительно ли он по доброй воле остается рядом или же просто из жалости.

Нередко в отношениях постоянно витает «призрак бывшего партнера». С ним сравнивается партнер новый. Особенно часто этот призрак восстает из глубин памяти, когда в новых отношениях что-то не залаживается. Люди боятся повторить негативный опыт и стараются предсказать грядущую беду.

Часть страдающих синдромом начинают обвинять партнера, что «я-то думал/а что ты другая/другой, а ты такая же сволочь». Другая часть молча сама общается со своими призраками. Это тоже красок в жизнь не добавляет.

Я думаю, что почти у всех была несчастная любовь в жизни. У кого-то очень несчастная, у кого-то не очень. Но люди отличаются друг от друга не тем, было ли у них это событие в жизни или не было, а тем, как они с ним справились.

Многие люди отказываются в принципе что-то со своей любовной травмой делать, потому что она становится частью их жизни и инструментом взаимодействия с другими. Это не преднамеренно, а так выходит.

Это значительно снижает степень удовольствия, которое вы можете получать от жизни. И стоит помнить, что ваша неудачная любовь и прошлый разрыв может ранить не только вас, но и всех окружающих.

Наверное будет честнее сначала разобраться со свое психотравмой, а затем начинать новые отношения.

Автор: Наталья Стилсон

Click Here to Leave a Comment Below 0 comments