Хрустальный мост

Грузная старуха в шляпке и просторном клетчатом платье, тяжело ступая, медленно шла мимо кафе «У обрыва». На плечах у нее, несмотря на жару, лежал черный меховой воротник (впрочем, время от времени он открывал изумрудные глаза и смачно зевал, выдавая вполне себе живого представителя кошачьего племени).

Проходя по площади, на которой как раз остановился очередной автобус с туристами, старуха приостановилась перевести дух и заодно послушать гида.

— Мы с вами находимся на склоне горы, на уровне тысяча сто метров над уровнем моря. Этот маленький городок долгое время был ничем не примечателен и жил своей тихой, размеренной жизнью. Славился он разве что козьим сыром да сувенирами из камня и дерева работы местных мастеров, поставляемыми на побережье.

Все изменилось, когда в его окрестностях образовался оптический феномен удивительной красоты, получивший название «Хрустальный Мост». Он начинается у обрыва, а где он заканчивается – не знает никто. Ученые изучают это чудо природы, но пока имеются только гипотезы и теории, так как ничего подобного прежде не наблюдалось.

Следует иметь в виду, что с виду Мост вполне материален, но только с виду: ступить на него нельзя, так как это не более чем оптический обман, прихотливая игра воздушных потоков и преломления света на фоне повышенной влажности. У обрыва расположена смотровая площадка, куда мы с вами сейчас и отправимся, чтобы насладиться видом Моста и прилегающих окрестностей.

Мост откроется нам во всей красе: мерцающий, переливающийся, похожий на радугу, теряющийся вдали – невозможно проследить, где именно он заканчивается. Можно сказать, что это сказочная дорога, ведущая незнамо куда…

Старуха отдышалась и было двинулась дальше, но тут от толпы внимающих гиду туристов к ней метнулась тоненькая, как прутик, девушка, с буйными золотистыми кудряшками на голове, и с восторгом завопила:

— Ой! Это вы! Нет, я глазам своим не верю! Это правда вы?

— Это не я, — поспешила отказаться старуха, отступив на шаг. – Деточка, вы обознались, право слово.

— Нет, но как же? – на миг растерялась девушка. – Не может такого быть! Мы с вами, конечно, не встречались, но я вас хорошо знаю! У меня ваша книжка всегда с собой!

Ой, да что же это я? – и она торопливо извлекла из сумки книжку. Переплет ее был потрепан, чувствовалось, что книгу действительно долго таскали в сумочке. – Вот! Здесь, на последней страничке, ваш портрет. Неужели бы я вас не узнала?

— Разве я похожа на эту молодую, цветущую, полную сил и жизни женщину? – вразумляюще спросила старуха, указывая на портрет.

— Конечно, — убежденно ответила девушка. – Один в один! А кошка у вас на шее – это та, про которую вы написали книгу «Принцесса Мурмура»? А погладить можно?

— Автобус отправляется, — объявил гид. – Дамы и господа, прошу вас занять свои места, мы отправляемся к Хрустальному Мосту.

— Мне надо идти, — с огорчением произнесла девушка. – У меня там вещи. И я приехала специально, чтобы посмотреть на Хрустальный Мост, в однодневный тур. Но я очень, очень хочу с вами встретиться. Где я могу вас найти?

— Здесь, — с усмешкой ответила старуха, похлопав по книжке. – Прощайте, деточка. И никогда не надо ходить на руины, я вас умоляю. Во избежание разочарований. Ступайте, не заставляйте весь автобус вас ждать.

— Я все равно вас найду! – крикнула девушка, уже заскакивая.

— Ну-ну, — пробормотала старуха, двинувшись в противоположном направлении. – Уж я постараюсь, чтобы этого не случилось.

Вторая их встреча состоялась ближе к вечеру, на маленьком рынке, где старуха выбирала зелень, а девушка ну никак не должна была оказаться.

— Фффух! Успела! – сияя не хуже Хрустального Моста, объявила девушка. – Мне сказали, что вас можно здесь поймать с пяти до шести, а после ловить нечего. Но я сказочно везучая!

— Я мышь, что ли, чтобы меня ловить? – с неудовольствием заметила старуха. – Кто тебе сказал?

— Добрые люди, — беспечно улыбнулась девушка. – В мире столько добрых людей! Да что я вам рассказываю, уж вы-то знаете! Да, меня Оля зовут. Но все меня называют О-ля-ля, вот так.

Старуха тяжко вздохнула и покачала головой. Кошка недовольно муркнула и уставилась на девушку вприщур своими изумрудными глазами.

— И что тебе от меня надо, Оля-О-ля-ля? – спросила старуха.

— Как что? Познакомиться! Поговорить! Автограф! И, если можно, сказку! Ой, я не сильно наглею?

— Именно, — подтвердила старуха. – Давай ограничимся автографом, ага?

— Ладно, — увяла девушка. Но тут же встрепенулась: — А кофе мы могли бы выпить? Я тут неподалеку видела такую симпатичную кофейню! Называется «Волшебный сундучок»! Помните, у вас в книге «Путешествие от Ада до раЯ» такой как раз был?

— Не помню, — сухо сказала старуха. – Извини, я уже много чего не помню.

— Ай, неважно! – махнула рукой девушка. – Главное, что я все помню. Вы так здорово все описали, что и захочешь – не забудешь. Так как насчет кофе? Или чая? С плюшками, а?

— Это добрые люди тебе сказали, что я каждый день после рынка пью кофе в «Волшебном сундучке»? – подозрительно спросила старуха.

— Нет, этого мне не сказали. А вы пьете? Вот здорово-то, какое совпадение! Хотя вы всегда писали, что совпадений не бывает и случайностей не случается…

— Мммм… — скривившись, почти простонала старуха. – Пойдем уже, дитя природы.

В кофейне было многолюдно, но старуха уверенно прошествовала через зал и нырнула за занавеску. Здесь оказался зальчик поменьше, и народу было немного.

— Там – для туристов, тут – для местных, — пояснила старуха. – По крайней мере, тихо и без суеты.

— Мадам, вам, как обычно? – склонился над ними официант. – А что будет юная леди?

— Мне капучино и вкусняшек каких-нибудь, — попросила девушка, скорчив умильную физиономию. – Самых-самых, на ваше усмотрение.

Официант тепло улыбнулся и кивнул, принимая заказ.

— Что ж ты от группы отстала? – спросила старуха.

— У них по плану музей и ужин в ресторане «У обрыва». Но мне с вами интереснее, чем музей. Не беспокойтесь, я успею – я всегда все успеваю, потому что вы писали, что время можно растягивать, а я в это верю!

— Понятно. Давай свою книжку, распишусь.

Девушка проворно достала книжку и ручку, подсунув их старухе.

— Напишите, пожалуйста, что это мне. То есть Оле.

— «Оле, от автора, на счастье». Так пойдет?

— Конечно, конечно! Спасибо вам огромное! Ой, уже и кофе принесли – как быстро, просто чудеса! Но с вами, наверное, по-другому и не бывает?

— По-разному со мной бывает, — угрюмо буркнула старуха.

— Вкусно! – сообщила девушка, всем своим видом выражая полный восторг. – А вы тут тоже отдыхаете, да? Или живете?

— Отдыхаю от жизни. Вернее, отдыхала, пока этот Хрустальный Мост не появился. Теперь тут такая же суета, как и везде.

— Но здесь же до Моста вроде бы был тихий городишко, почти деревня?

— Так и было. Я специально сюда переехала, чтобы пожить в тишине и покое.

— Вы? В тишине и покое? С трудом верится… Хотя! Вам же, наверное, это для творчества надо? А что вы сейчас пишете?

— Слишком много вопросов. Твои мысли скачут, аки горные козы. Не угнаться за ними.

— А-а-а! Не хотите говорить, боитесь сглазить? Все-все, молчу-молчу-молчу. Вот это пироженко – просто прелесть, попробуйте обязательно! А вот у вас в книге «Пышки-пампушки» сказочница гостью пирожными угощала, а теперь – наоборот: гостья сказочницу. Забавно, как жизнь поворачивается, да?

Старуха наклонила голову – не то соглашаясь, не то задремав.

— И все-таки! Тут же такое место – сказки просто в воздухе витают! Наверное, вам тут пишется, как нигде и никогда!

— Ну, все, — старуха, громко стукнув о блюдце, поставила чашечку. – Благодарю вас, деточка, за компанию. Мне пора. И вам пора, если не хотите опоздать на автобус. Всего вам доброго.

Оля замерла с полуоткрытым ртом, глядя в лицо старухи. Подбородок у той был надменно вздернут, а на ресницах висели-покачивались капли. И глаза были такие, словно вот-вот прольются в чашку из-под выпитого кофе.

— Вам плохо? Нужна помощь? – растерянно пролепетала она, вскакивая с места. Но старуха уже поплыла к выходу, только, не оглядываясь, махнула ей рукой. Или отмахнулась – как хочешь, так и понимай.

… У обрыва ранним утром людей мало. Местные уже насмотрелись на Мост, а туристические автобусы начнут подъезжать позже. Только охрана в стеклянной будочке наблюдает за порядком и чтобы никто не пытался пролезть за ограждение. И еще старуха в пестром платье-балахоне чинно совершает утренний моцион, любуясь видами.

— Так и знала, что найду вас здесь! – прозвучал радостный юный голос. – Чудное утро, и Хрустальный Мост такой красивый, что просто дух захватывает!

— Опять ты… — обреченно констатировала старуха. – Ты ж должна была отбыть еще вчера со своим автобусом?

— Решила задержаться, — объяснила девушка. – Мы вчера не договорили.

— Все, что ты хотела, я тебе дала. Кроме сказки. Но это уж, извини, не в моей власти.

— А в чьей же? – удивилась девушка. – Вы же Сказочница?

— Была. Но это было давно и неправда.

— Зачем вы так говорите? – напряженно спросила девушка. – Что значит «неправда»?

— Ладно, ладно, не расстраивайся ты так, — похлопала ее по плечу старуха. – Это просто метафора такая. Я имела в виду: «так давно, что кажется сном». Да, когда-то я сочиняла сказки. Сейчас – нет.

— Но почему?

Девушка была так потрясена, что даже ее кудряшки стали похожими на вопросительные знаки.

— Какая разница – почему чего-то больше нет? – спросила старуха. — Главное, что нет. Просто так случилось. Вот и все. Безвыходное положение.

— Ну уж нет! – возмутилась девушка. – Что значит «просто случилось»? Вы же сами писали, что из каждого положения можно найти не менее трех выходов, Надо их просто поискать!

— Я много чего писала, — покивала Сказочница. – Но вот коснулось меня самой, и поиски не увенчались успехом. Вдохновение меня покинуло, понимаешь? А без него… какие уж сказки?

— А с какой стати оно вас вдруг покинуло? – не унималась девушка. – Ведь если найти причину и устранить, то оно может вернуться!

— Видишь ли, мне кажется, что я просто сказала все, что хотела сказать, и мой Волшебный Сундучок пуст. И что ты будешь делать с такой причиной?

— Да понятно же что! – горячо воскликнула девушка. – Надо его заново наполнить – новыми впечатлениями, чувствами, событиями… а потом превратить их в сказки!

— Неужели ты думаешь, что я не пробовала? – иронически усмехнулась Сказочница. – Наполняла, обновляла, утрамбовывала… Только это все уже было, было, было… Ничего нового. Увы!

— Ничего не увы, — сердито топнула ногой девушка. – Если все уже было и ничего не хочется – так и умереть недолго!

— Можно сказать, что именно этим я и занимаюсь, — согласилась старуха. – Медленно, без паники, движусь к последнему причалу.

— Но это же неправильно! – в отчаянии стукнула кулачком по ладони девушка.

— Это скучно, долго и грустно. Но закономерно, — возразила старуха. – В конце концов, многие вообще без вдохновения живут, и ничего.

— Вы – не «многие», вы – Сказочница. Да я по вашим книжкам себе жизнь строю! И хорошо, кстати, получается! В общем, все – я за вас берусь. Я пока не знаю, как вернуть вам вдохновение, но я обязательно придумаю!

— Удачи, — кратко пожелала старуха и двинулась прочь. А девушка оперлась на перила и задумчиво уставилась вдаль – туда, где в воздухе переливался всеми цветами радуги Хрустальный Мост.

… В ближайшие дни в поле зрения старухи тоненькая фигурка с прической-одуванчиком не появлялась, и она уже привычно отложила эту нечаянную встречу в свой Волшебный Сундучок памяти. Нет, если уж честно, она попыталась написать сказку про девушку-одуванчик, но, как обычно, не преуспела: мысли рассеивались, сюжет не вырисовывался, слова-бусины не хотели нанизываться на нить повествования.

Она опять не поймала волну, расстроилась и рассердилась: ну зачем это юное создание разбередило в ней то, что уже почти не болит? И Старуха принялась за домашние дела, бормоча себе под нос: «Было, не было – какая разница?».

Дверной колокольчик звякнул, и старуха вздрогнула. Она уже предполагала, кто может к ней заявиться, и не ошиблась: за дверью предстал огромный букет цветов, а над ним маячило сияющее личико с прической-одуванчиком.

— Я пришла вам кое-что рассказать! – победительно объявила девушка.

— Что?

— Сказку. Для вас. И цветы тоже для вас. Несите вазу, наливайте воду, сразу их поставим.

— Как ты меня нашла? Опять добрые люди?

— Конечно! Трудно не заметить и не запомнить даму с воротником из живой кошки, правда?

— Да? — с сомнением произнесла Сказочница. — А я думала, мы с кошкой никому не интересны.

— Вот и зря вы так думали! Знаете, что про вас в городе говорят?

— Не знаю. Я мало с кем общаюсь. А что говорят?

— Версии разные. В диапазоне от «городской сумасшедшей» до «королевы в изгнании». Некоторые считают вас богатой оригиналкой, удалившейся от мира из-за безответной любви. Другие говорят, что вы – бывшая актриса, оставившая сцену в весьма преклонном возрасте, и даже называют театры, где вы служили, и спектакли, в которых играли.

Один молодой человек уверял меня, что вы – матушка одного из сицилийских донов и здесь прячетесь то ли от конкурентов, то ли от правосудия. Есть также легенда, что вы – вдова великого ученого-астронома, назвавшего в вашу честь звезду.

Но самое распространенное мнение – что вы Волшебница. И встреча с вами сулит удачу. А уж если вы у кого-то что-то купили со скидкой – процветание продавцу обеспечено. И как вам ваш собирательный портрет?

— Нравится, — хихикнула старуха. – Особенно если учесть, что я эти слухи сама и распустила.

— Правда? А зачем?

— Чтобы затеряться в толпе и скрыть истинное лицо. Заметь, среди них нет ни намека на то, что я Сказочница.

— А тем не менее вы – истинная Сказочница, — с удовольствием подтвердила девушка. – Это ж надо такое про себя придумать! Прямо как Дева Тысячи Имен из книги про Лунную Королеву!

— Постой, — вдруг потерла лоб старуха. – А в каком году я ее написала? По-моему, только собиралась. Или нет? Впрочем, неважно. Так что ты мне хотела рассказать? И, кстати, где ты пропадала три дня? Я думала, что ты уже давно уехала.

— Я была очень занята, — таинственно сообщила девушка. – Дело в том, что я искала способ вернуть вам вдохновение. То есть я перечитывала ваши книги.

— Ха-ха-ха. Смешно, — мрачно сказала старуха. – Нашла, где искать. Думаешь, я не перечитывала? Да сто раз, и ничего. Уж я бы, как автор, сама нашла все ответы.

— Не-а. Знаете, почему? Для вас это прошлое. А для меня – будущее. То, что для вас уже пройденный материал и закрытая книга, для меня – новое и неизведанное приключение. У меня глаз незамыленный, вот!

— Интересно мыслишь, — одобрила Сказочница. – И каков же результат твоих изысканий?

— Сейчас расскажу. Вот вы говорили, что все уже было. Так?

— Так, — подтвердила старуха.

— Значит, вам надо сделать что-то, чего вы никогда не делали. И никто до вас не делал!

— Отправиться в космос на пушечном ядре? – язвительно предположила старуха.

— Это уже было. Кажется, барон Мюнгхаузен летал. Да и кого сейчас космосом удивишь?

— Полагаю, у тебя есть предложения?

— Конечно. Вам нужно пройти по Хрустальному Мосту.

— По оптической иллюзии?

— Это для всех он – иллюзия. А для вас – сказочная реальность. Если не испугаетесь и пройдете – получите награду. Ну, а если нет… Значит, все просто закончится быстрее, чем вы предполагали.

— Что??? – со старухи слетело оцепенение, она выпрямилась так быстро, что сонная кошка, не удержавшись, с коротким мявом шлепнулась на диван. – Деточка, ты мне предлагаешь покончить жизнь самоубийством?

— В каком-то смысле да, — серьезно кивнула девушка. – То есть оставить на обрыве себя-старую, чтобы выйти с той стороны обновленной.

— С какой «той стороны»? Ты что, знаешь, где заканчивается этот призрачный мост?

— Я не знаю, — помотала головой девушка. – И никто не знает. В этом же вся суть! Пойти туда – не знаю куда, и добыть то, не знаю что. И кому же это сделать, как не вам?

— Слушай, детка. Мост — это всего лишь лучи солнца, преломленные в горном воздухе. А я – физическое тело, к тому же с избыточным весом. Я на первом же шаге просто провалюсь и разобьюсь в лепешку.

— Вы же сами говорили, что жизнь без вдохновения – это медленная смерть. Так какая разница – годом раньше, годом позже? Но если все получится?

— А если нет?

— Я, кажется, знаю, почему у вас больше не пишутся сказки, — задумчиво сказала девушка. – Вы стали слишком осторожной. Слишком физической, что ли. Приземленной. Такой, как все. У вас больше нет крыльев, а без них полет фантазии невозможен.

— Да, невозможен! – гневно вскрикнула старуха. – И да, я стала старая, грузная и, черт возьми, осторожная! Потому что жизнь меня била без скидок на профессию!

— Била, била и прибила, — грустно констатировала девушка. – И я думала, что Сказочница – не профессия, а призвание… Впрочем, кто я такая, чтобы вас судить? Я не сделала даже сотой, даже тысячной доли того, что сделали вы! И ваши сказки – их уже не сотрешь, они останутся навсегда, они мне помогли и еще много кому помогут.

Старуха молчала, поглаживая черную кошку.

— Я, пожалуй, пойду, — сообщила девушка. – Простите меня за то, что я не смогла вам ничем помочь. У меня опыта маловато, но я буду учиться. Вы же сами писали, что все, что мы посылаем в мир, возвращается обратно. Можно, я вас обниму?

И прежде чем старуха смогла как-то среагировать, девушка порывисто обняла ее и выбежала из комнаты – только дверной колокольчик полузадушенно звякнул.

…Ночью мост выглядел и вовсе призрачным – туман скрывал подробности, размывал очертания, делал все еще более зыбким и нереальным. Может быть, поэтому никто не заметил, как через ограждение ловко перевалилась грузная фигура, одернула подол и пошла к обрыву.

«И тогда она сказала себе: «Сейчас или никогда», — бормотала фигура, — и Мост отозвался тонким звоном, словно дал первый звонок на представление».

В воздухе действительно прозвенел тонкий, едва слышный звук, будто бережные руки тронули струну.

— Кисява, ты можешь остаться здесь, — сказала фигура и сняла с шеи черный воротник, который тут же, сердито чихнув, сел у ее ног. – Нечего тебе впутываться во всякие авантюры. Ты еще станешь местной знаменитостью и всегда будешь иметь свою миску молока.

«Никто и никогда прежде не ступал на Хрустальный Мост, потому что не верил, что это возможно, — продолжила свое повествование фигура. – Но рано или поздно всегда находится человек, который делает то, что до него ни у кого не получалось. Его ведет вера – несокрушимая вера в чудеса. А чудо – это возможность, пока еще не ставшая обыденностью».

Снова тронули струну, потом еще раз…

«Второй звонок. Зрителей просят занять свои места», — прокомментировала фигура, сделала шаг в никуда, еще шаг – и оказалась на Мосту. Вопреки всем сомнениям и страхам, он оказался прочным, только слегка пружинил под ее ногами.

— Я вам пирожных принесла, из «Волшебного сундучка» — поймаете? – раздался приглушенный голос.

— О-ля-ля! Вот почему я не удивлена, что ты эту ночь проводишь у Моста? – весело спросила фигура. – Кидай, ловлю!

Она поймала коробку с пирожными так ловко, как будто всю жизнь тренировалась.

— Я не ночь провожу, я вас провожаю, — всхлипнула девушка. – И я тоже не удивлена, что вы уже отправляетесь по Мосту туда, не знаю куда. Так жалко, что мы мало пообщались!

— Давай-ка без театральных эффектов, ангел мой, — насмешливо проговорила Сказочница. – Полагаю, что у нас будет еще масса времени для общения. Мы ведь ненадолго расстаемся, не так ли?

— О чем вы?

— А ко мне память вернулась. «Принцесса Мурмура», «Путешествие от Ада до раЯ», «Пышки-пампушки», «Лунная королева» — это все ненаписанные книги. Собиралась, да руки не дошли. А ты их, между тем, читала и вовсю цитируешь. Так что, «гостья из будущего», теперь я понимаю, что мне не отвертеться – раз ты их читала, значит, я их еще напишу.

Трижды прозвенела едва различимая струна. Кошка мягко оттолкнулась лапками от каменной поверхности и ловко распласталась на плечах Сказочницы.

— Так и знала, что ты не захочешь коротать жизнь у миски молока. Да и веселее вместе, верно?

— Мррр, — согласилась кошка.

— Третий звонок, спектакль начинается, — тихонько засмеялась Сказочница. – Занавес!

И туман, словно повинуясь ее команде, рванулся вверх, рассеялся.

Оглянувшись через плечо, она видела, как к ограждению подбегают охранники, о чем-то спрашивают девушку-одуванчика со смешным именем О-ля-ля, и при этом не могут оторвать взглядов от Хрустального Моста, по которому легко шагает танцующей походкой незнамо куда экстравагантная дама в широком платье, с черным мехом на плечах, и звезды посыпают ее путь серебристой пылью, а вокруг порхают сказки — веселые и грустные, черно-белые и разноцветные, те, что уже были написаны и те, каким еще только предстоит проявиться в мире людей.

Автор: Эльфика

Click Here to Leave a Comment Below 0 comments